КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Многие осуждённые и отбывшие тюремные сроки по обвинениям в совершении так называемых экстремистских и террористических преступлений пытаются вернуться к нормальной жизни. По их словам, удается это с большим трудом. Так, они узнают, что внесены в черный список, о существовании которого не знали. Из-за этого банки отказываются открывать счет даже с самыми ограниченными функциями, а без него невозможно ни найти работу, ни провести самые банальные платежи.


НЕДОСЯГАЕМЫЙ БАНКОВСКИЙ СЧЕТ

41-летний Жасулан Сулейменов был осуждён по «террористической» статье в 2009 году. Вместе с ним по делу проходил и его родственник – Куат Жоболаев. Оба получили по восемь лет по обвинению в «пропаганде терроризма и создании террористической группировки» и вышли на свободу полтора года назад.

Сулейменов – инвалид первой группы. По его словам, из-за некоего черного списка он не может встать в очередь на получение жилья.

Жасулан Сулейменов после освобождения из тюрьмы. Астана, 9 февраля 2017 года.
Жасулан Сулейменов после освобождения из тюрьмы. Астана, 9 февраля 2017 года.

– В постановлении суда говорится, что меня должны отмечать по месту жительства, поскольку я инвалид. Был бы на ногах, я бы сам отмечался раз в неделю. Но нигде не указано, что я в запрещенном списке, что мне нельзя то-то и то-то. Всё это узнаешь по ходу. Идешь куда-нибудь, наталкиваешься на препятствие и так узнаешь: всё, доступа нет, – говорит он.

По словам Сулейменова, его родственник Куат Жоболаев из-за невозможности открыть счет в банке не может устроиться на работу.

– У него такие же проблемы. Он даже элементарно не может устроиться на работу, чтобы получать зарплату. Сейчас же всё на карточках. Некоторые еще и просят справку об отсутствии судимости. Поэтому постоянной работы у него нет. Разовые только: что-то разгрузить – по мелочи, – говорит Сулейменов.

31-летнюю жительницу Актау Сюзанну Асадову осудили в 2014 году по обвинению в «пропаганде терроризма и призывах уезжать в Сирию в мессенджере WhatsАpp». Обвинение Асадова отвергла. Женщина освободилась условно-досрочно в мае этого года. Официально срок наказания истек в октябре. В тюрьме приняли во внимание примерное поведение осуждённой и ее семейное положение: наличие двух дочерей-школьниц.

Сейчас Асадова беременна третьим ребенком и пытается открыть специальный счет в банке, чтобы получить полагающееся ей как бывшей осуждённой единовременное пособие. Но получает только отказы.

– У спецсчета ограниченные возможности. Падают деньги, ты забираешь. Больше там ничего нет. Ты не можешь оттуда переводы делать и прочее. Я сказала, что это нарушение моих конституционных прав. Но они мне отказали. Налог не могу оплатить. На машину 42 тысячи налог собрался. Не могу оформить декретное пособие. Замкнутый круг: счет в банке не открывают еще и потому, что есть налоговая задолженность, а для ее оплаты не принимают платеж. Что теперь делать? Я не знаю, зачем это всё. Вместо того чтобы помочь нам (бывшим заключенным. – Ред.), они делают так, что люди еще больше замыкаются, сидят со связанными руками, – говорит она.

Ответ филиала Национального банка на заявление Сюзанны Асадовой.
Ответ филиала Национального банка на заявление Сюзанны Асадовой.

По словам представителя отдела по защите прав потребителей финансовых услуг Мангистауского филиала Нацбанка Нурбека Машанова, Асадова получила ответы на все ее вопросы в письменном виде.

Женщина действительно обратилась с официальными жалобами. В генеральной прокуратуре ее перенаправили в Минфин. В областной прокуратуре – в Мангистауский филиал Национального банка. Там, сославшись на то, что имя Асадовой есть в опубликованном на сайте министерства перечне организаций и лиц, «связанных с финансированием терроризма и экстремизма», в открытии счета отказали.

В письменном ответе Нацбанка говорится, что решение основано на положении закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Согласно статье 13, в день, когда на официальном сайте «уполномоченного органа» размещается информация о том, что организация или человек включены в перечень организаций и лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма, «субъекты финансового мониторинга» должны немедленно «заморозить банковские операции».

«ДОЛЖНЫ НАПИСАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ»

По словам сотрудника комитета по финансовому мониторингу министерства финансов Зангара Шындалиева, для исключения из списка есть процедура. «Если осуждённые полностью отбыли срок наказания, то должны написать заявление об исключении из списка и сдать соответствующие документы. Помочь [в открытии счета] мы не можем», – говорит он.

Руководитель департамента комитета труда, социальной защиты и миграции по Мангистауской области Арман Елдесов, в свою очередь, сообщил, что вопросы, касающиеся бывших осуждённых, решаются в министерстве труда и социальной защиты.

– Это редко возникающая проблема. Пусть Сюзанна Асадова принесет к нам документы. Мы ознакомимся, обсудим с юристами и напишем письмо в министерство, – сообщил он.

Но как говорит, исходя из собственного опыта, Владимир Козлов, бывший лидер незарегистрированной и запрещенной по суду как экстремистской партии «Алга», всё далеко не просто. По словам Козлова, в свое время приговоренного к семи с половиной годам тюремного срока по обвинению в разжигании социальной розни, пока без решения суда ему удалось добиться лишь внесения изменений в базу нотариусов.

ВОПРЕКИ МЕЖДУНАРОДНЫМ СТАНДАРТАМ

По словам руководителя правозащитной организации «Қадір-қасиет» Анары Ибраевой, этот черный список наказывает не только бывших заключенных, но и членов их семей и детей, лишая пособия. По мнению правозащитника, в Казахстане должны быть пересмотрены законы и требования в отношении бывших заключенных, а при их принятии необходимо учитывать международные стандарты, касающиеся прав человека.

Анара Ибраева, руководитель правозащитной организации «Қадір-қасиет».
Анара Ибраева, руководитель правозащитной организации «Қадір-қасиет».

– Несмотря на то что приговоры и ограничения по таким статьям, как «терроризм» и «экстремизм», для каждого индивидуальны, это не освобождает государство от обеспечения граждан и неграждан социальными, культурными и экономическими правами. Создание условий для их реализации – это обязанность государства, – говорит Анара Ибраева.

Ранее несколько человек, отбывшие наказание по обвинению «в разжигании розни», предприняли попытку доказать незаконность приказа, которым утверждены правила по включению в перечень «организаций и лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма». Казахстанское международное бюро по правам человека собрало заявления в суд от Владимира Козлова, Турарбека Кусаинова, Аблайхана Чалимбаева и Серика Борамбаева к шести государственным органам (министерству финансов, МИД, генеральной прокуратуре, министерству юстиции, КНБ и МВД). По словам адвоката Инары Масановой, судебные инстанции отказались рассмотреть эти заявления.

В размещенном онлайн-списке организаций и лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма, – около 1500 человек. Более 200 из них были включены в этом году.

ИСТОЧНИК:
Радио «Азаттык»
https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-ogranichenia-obvinennye-v-terrorizme-ekstremizme/29590928.html

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: