КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Первоначальный шестилетний тюремный срок заключенного Берика Абдрахманова, начало которого отсчитывается с октября 2009 года, к настоящему времени вырос до 10 с половиной лет за счет трех новых дел.


Правозащитник из Павлодара Елена Семенова сегодня сообщила репортеру Азаттыка о том, что по жалобе на пытки заключенного Берика Абдрахманова, находящегося за решеткой в Актобе, возбуждено уголовное дело. В качестве подтверждения она представила ответ из генеральной прокуратуры на ее обращение по поводу «предсмертного письма» Берика Абдрахманова, в котором тот жаловался на пытки со стороны сотрудников учреждения КА-168/1 (следственный изолятор – СИЗО) в Актобе.

В ответе из генеральной прокуратуры говорится, что письмо Елены Семеновой направлено для рассмотрения в управление специальных прокуроров прокуратуры Актюбинской области. В ответе также сообщается, что 7 ноября 2017 года управлением специальных прокуроров в едином реестре досудебных расследований (ЕРДР) прокуратуры Актюбинской области «по факту совершения пытки в отношении осужденного Абдрахманова Б. зарегистрировано досудебное расследование» - что в просторечии означает возбуждение уголовного дела.

Правозащитник из Павлодара Елена Семенова в конце ноября прошлого года, по просьбе родных заключенного Берика Абдрахманова, побывала в Актобе на судебном заседании по его делу о неподчинении законным требованиям сотрудников тюрьмы. Тогда это позволило заключенному Абдрахманову передать свое «предсмертное письмо» Елене Семеновой через свою жену Гулим Абдрахманову, выступающую его официальным защитником на суде.

Правозащитник Елена Семенова и жена заключенного Берика Абдрахманова, Гулим Абдрахманова, говорят репортеру Азаттыка, что пока они не имеют информации о состоянии досудебного расследования по уголовному делу в связи с его жалобами на пытки.

Следует отметить, что за период, прошедший с ноября 2017 года, заключенный Берик Абдрахманов был осуждён по делу, заведенному на него в начале лета прошлого года, о неподчинении законным требованиям сотрудников тюрьмы. 22 декабря он был приговорен по этому делу к двум годам тюрьмы.

Кроме того, в октябре на него было заведено дело по подозрению в пропаганде терроризма, а в декабре ему было предъявлено обвинение в совершении этого преступления. Досудебное расследование по этому делу было завершено в конце декабря, а 3 января материалы дела были переданы в суд.

Ранее по жалобам заключенного Берика Абдрахманова и его родных на пытки, которые якобы совершали в отношении него сотрудники тюрьмы, возбуждалось уголовное дело, однако оно было прекращено на основании того, что жалобы, мол, не подтвердились. По таким же основаниям по многим другим аналогичным жалобам дела не возбуждались, утверждает Гулим Абдрахманова, подтверждая свои слова многочисленными ответами из генеральной прокуратуры, МВД и комитета уголовно-исполнительной системы. Более того, в начале 2017 года было заведено уголовное дело в отношении жены Берика Абдрахманова, Гулим Абдрахмановой, по обвинению в заведомо ложном доносе. Однако впоследствии это дело было закрыто за отсутствием состава преступления.

Первоначальный шестилетний тюремный срок заключенного Берика Абдрахманова, начало которого отсчитывается с октября 2009 года, к настоящему времени вырос до 10 с половиной лет за счет трех новых дел, которые на него были открыты, когда он находился уже в тюрьме. По четвертому делу, заведенному на него осенью прошлого года по обвинению в пропаганде терроризма и 3 января переданному в суд, минимальное наказание составляет пять лет тюремного срока.

Родственники заключенного Абдрахманова, а также правозащитники не исключают, что за новыми уголовными делами, которые в прошлом году были возбуждены в отношении него по обвинению в неповиновении требованиям сотрудников тюрьмы (по которому уже состоялся приговор) и по обвинению в пропаганде терроризма, может скрываться желание тюремной администрации и других органов власти увеличить тюремный срок для «неудобного заключенного». Правозащитники также утверждают, что редкие уголовные дела, возбуждаемые в связи с жалобами заключенных на пытки, как правило, закрываются по той причине, что они, по словам правозащитников, всецело находятся во власти тюремной системы и поэтому почти невозможно доказать факты пыток. Государственные органы отвергают наличие политического мотива в новых уголовных преследованиях в отношении Берика Абдрахманова.

ИСТОЧНИК:
Радио «Азаттык»
https://rus.azattyq.org/a/28970303.html