КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

О допустимости и недопустимости врачебных ошибок делятся своим мнением директор КМБПЧ Евгений ЖОВТИС и президент Национальной лиги потребителей Светлана РОМАНОВСКАЯ.


Здоровье человека является главной ценностью и наиважнейшим фактором его существования. Бороться за жизнь и здоровье пациента призваны специалисты самой благородной профессии в мире врачи. Однако, как показывает практика, представители и этой профессии могут совершать ошибки ценою в жизнь.

Надо ли наказывать врачей за их ошибки? Этим вопросом мы задались после недавнего заявления министра здравоохранения Елжана Биртанова. По его словам, декриминализация врачебных ошибок позволит остановить отток кадров из медицинской отрасли. Если врачебные ошибки будут и дальше рассматриваться в плоскости уголовного наказания, то в скором будущем наша страна может и вовсе лишиться профессиональных медицинских кадров, считает министр здравоохранения.

Законодательство многих стран до сих пор не содержит определения того, что можно считать врачебной ошибкой. Как показывает практика, субъективной причиной ошибки специалиста выступает отсутствие достаточного профессионального опыта, ненадлежащее поведение медицинского персонала либо неверное ведение документации обязательного характера. Например, в Израиле для определения степени тяжести врачебной ошибки собирается специальная медицинская комиссия, которая расследует спорные обстоятельства.

Помимо юристов сюда также могут входить и психологи, представители общественных и религиозных организаций. Врач, чья вина была полностью доказана, несет полную уголовную ответственность, а клиника, в которой он работал, возмещает всю моральную и денежную компенсацию пострадавшей стороне. Благодаря такой системе наказания в Израиле количество врачебных ошибок не превышает и трех процентов.

Дело в том, что государственная политика Израиля, Швейцарии, Германии и ряда других стран направлена на то, чтобы максимально защищать права больного и исключить врачебную халатность, которая по их понятиям считается абсурдной. Там также строго соблюдаются законы, регулирующие отношения врача и пациента. Это Законы «О правах пациента», «Об общеобязательном социальном медицинском страховании», которые преследуют цель оказания высококачественных медицинских услуг.

Какие последствия могут наступить в случае удовлетворения предложенных министром норм? Как правильно разделять между собой понятия врачебной ошибки и врачебной халатности?

По мнению директора Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгения Жовтиса, прежде всего, мы должны определиться с самим понятием врачебной ошибки. Понять, какие виды правовой ответственности могут из-за этого наступить. В международной практике есть несколько случаев, когда предусмотрены наказания, в том числе уголовные, за нарушения при оказании медицинской помощи, в результате которых людям могли нанести тяжкий вред здоровью или причинить смерть. Во-первых, такая практика наблюдается вследствие ненадлежащего качества оказания медицинских услуг. Во-вторых, когда имеет место нарушение правил медицинского процесса. И, что еще очень важно, это проблемы самой диагностики. По существу, эти три ключевых фактора влияют на возникновение разного рода последствий, в том числе и тяжких для здоровья и жизни. В этом случае вопрос стоит просто: о чем мы говорим? Говорим о ненадлежащем и некачественном оказании медицинских услуг, либо о самом процессе оказания медпомощи и диагностики? Тогда возникает другое понятие «врачебная ошибка». Под этим подразумевается «добросовестное заблуждение, связанное с развитием самой медицинской науки или недостаточной квалификацией медицинского работника», считает правозащитник.

По его словам, можно вполне уместно спросить: можно ли привлекать к уголовной ответственности за такое заблуждение, либо можно ограничиться дисциплинарным взысканием или вообще не наказывать?

- Как вообще устанавливается факт для привлечения врачей к уголовной ответственности? Этот факт устанавливается, прежде всего, судебно-медицинской экспертизой, в результате которой устанавливается факт нарушения и степень тяжести врачебной ошибки (субъективные и объективные факторы), - говорит он. - Вообще международное право развивается по этому вопросу вполне последовательно. У нас тоже есть ст. 114 УК РК, именуемая «Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским работником». Используя такое определение, с некачественной медицинской помощью ведется борьба во всем мире. Но в зарубежной практике четко разделены параметры такой уголовной ответственности.

По словам Евгения Жовтиса, в уголовных кодексах Аргентины и Турции криминализовано деяние, связанное с невнимательностью, неосторожностью, неопытностью в профессиональной деятельности, недостаточной квалификацией. То есть, если человек не имеет достаточно профессиональной подготовки, он не может оказывать соответствующую медицинскую помощь. И в случае наступления из-за этого тяжких последствий, помимо того, что он несет уголовную ответственность, за него отвечает и его начальство, которое назначило или направило его или ее оказывать такую медицинскую помощь. В таком случае, по мнению правозащитника, справедливость уголовного наказания не вызывает сомнений.

- Если мы говорим, что не нужно криминализовать врачебную ошибку, мы должны очень точно разделить такие понятия, как «добросовестное заблуждение, связанное с несовершенством медицинской науки» и «некомпетентность, недостаточная подготовка, низкая квалификация, невнимательность, неопытность». То есть, если врачебное заблуждение было связано с недостаточным развитием медицинской науки, в результате чего был нанесен тяжкий вред здоровью пациента или наступила смерть, и этот факт точно подтверждается независимой судебно-медицинской экспертизой, то такого медицинского работника нельзя привлекать к уголовной ответственности. Если же речь идет о непрофессионализме, некомпетентности и недостаточной подготовке, повлекшими такие тяжкие последствия, то такая уголовная ответственность, бесспорно, должна существовать. И в этом случае, исходя из принятого в международном праве принципа юридической определенности и предсказуемости, в уголовном кодексе должно быть очень точно определено, что понимается под врачебной ошибкой, исключающей уголовную ответственность, а в каких случаях такая ошибка, связанная с непрофессионализмом и некомпетентностью, влечет уголовное преследование, - заключил правозащитник.

Заявление министра здравоохранения вызвало общественный резонанс не только в кругу простых граждан, эта тема стала активно обсуждаться и в других правозащитных организациях, которые также обеспокоены требованием министра Е. Биртанова.

Президент РОО «Национальная лига потребителей» Светлана Романовская категорически против того, чтобы медицинские работники избегали ответственности за врачебную ошибку. Оно и понятно, ведь кто потом возместит пациенту причиненный ущерб в результате неправильного оказания медицинских услуг?

- Не понимаю, как человек может избегать ответственности за неправильно поставленный диагноз или за неправильно сделанную операцию? - задается вопросом С. Романовская. - Мы сегодня ни от чего не застрахованы. Откуда вы знаете, что вам делают в вашем животе, когда вскрывают его? Мы, наоборот, поднимаем такие вопросы, чтобы в последующем можно было доказать свою правоту и защитить себя. Хотим того или нет, мы все равно несем ответственность за свой выбор. А какую ответственность несут те люди, которые оказывают нам свои медицинские услуги? Страшно представить себе ситуацию, если врачи будут избегать наказания за свои ошибки. У нас сейчас поднимается вопрос, чтобы всех хирургов, гинекологов, урологов и других медицинских работников проверяли на наличие гепатита С. Оказывается, достаточно большое количество врачей страдают данным заболеванием. Мне самой страшно болеть в нашей стране. Нам, наоборот, надо повышать уровень нашего медицинского обслуживания, а не лишать ответственности за халатность, - говорит она.

По словам президента РОО «Национальная лига потребителей», у них уже имеется обращение от 11 женщин, которые пострадали в результате некачественно оказанных медицинских услуг. И все из-за того, что их лечащий врач неправильно применял процедуры лечения.

- К примеру, у одной молодой девушки после операции гниет кончик носа. Это ведь Министерство здравоохранения должно контролировать тех же самых косметологов, которые некачественно оказывают свои услуги людям. Но это никем не контролируется. Я считаю, что господин Биртанов не прав! Потому что его главной целью должно стать улучшение качества отечественного здравоохранения и своевременное обеспечение лекарственными препаратами, а не выгораживание своих коллег-врачей из-за неправильного оказания своих профессиональных услуг, - заключила С. Романовская.

Мы также обращались к врачам медицинских центров южной столицы с просьбой прокомментировать заявление министра здравоохранения, но, к сожалению, никто из них не согласился ответить на наш вопрос.

ИСТОЧНИК:
Юридическая газета №9
http://zanmedia.kz/wp-content/uploads/2018/02/yug9.pdf  

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: