КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Два дисциплинарных взыскания получил заключенный тюрьмы в поселке Аршалы Акмолинской области Мадан Мухлисов за отправление религиозных обрядов в ночное время.


Администрация тюрьмы обвинила его в нарушении режима содержания. Cам заключенный уверен, что нарушены его конституционные права.

В своем заявлении в Аршалынский районный суд 56-летний заключенный тюрьмы ЕЦ-166/5 Мадан Мухлисов пишет, что в месяц обязательного для мусульман поста Рамадан в тюрьме ему запретили религиозную практику в ночное время.

«Для меня время прима пищи перед очередным днем оразы и утренняя молитва 02:40 – 03:40. Сотрудники администрации колонии расценивают любую активность осуждённых в камере с 22:00 („отбой“) до 06:00 („подъём“) как „нарушение режима содержания“», — пишет заключенный Мадан Мухлисов.

По его словам, по этой причине сотрудники тюрьмы написали на него несколько рапортов за нарушение режима содержания, а его просьбу разрешить краткосрочную активность в ночное время во время Рамадана не приняли во внимание.

«Реализация религиозной практики — это часть моей жизни, часть моей личности, это мое конституционное право, закрепленное в „основном законе РК “ как „неотъемлемое“», — пишет заключенный Мухлисов в своем заявлении в суд.

56-летний заключенный Мадан Мухлисов осуждён на 23 года тюрьмы за разбойное нападение на банковских инкассаторов в Алматы в 2001 году. С 2009 года он отбывает наказание в учреждении ЕЦ-166/5 в поселке Аршалы Акмолинской области.

Адвокат Жангазы Кунсеркин говорит, что на заключенного Мухлисова не раз накладывались взыскания за чтение намаза, совершение религиозных обрядов, в результате чего его перевели на тюремный режим содержания. По этому поводу он обратился два года назад с жалобой в Комитет ООН по правам человека. Ответ еще не поступил.

В этом году надеялись, что хоть какой-то сдвиг будет и режим будет учитывать религиозные потребности. Приезжала комиссия из министерства по делам религий, но ничего не решили.

— Это его неотъемлемое право (на свободу вероисповедания) согласно Конституции. Ситуация в лагерях, исправительных колониях, по этой теме очень сложная. Значительное число осуждённых, так называемых "экстремистов, религиозных радикалов", что называется, — это их потребность постоянного отправления религиозных культов, но в некоторых колониях им практически полностью запрещали читать намаз. В этом году надеялись, что хоть какой-то сдвиг будет и режим будет учитывать религиозные потребности. Приезжала комиссия из министерства по делам религий, но ничего не решили, — говорит Жангазы Кунсеркин.

Прокуратура, по его словам, придерживается мнения, что отправление религиозных потребностей человека должно совершаться в соответствии с режимными требованиями тюрем. Хотя, по Конституции права человек имеют приоритет и, наоборот, режимные требования должны подстраиваться в разумной степени под религиозные нужды и какие-то потребности заключённых, утверждает адвокат. По его данным, некоторые заключенные как-то пытаются приспособить свои религиозные убеждения к нахождению в заключении. Например, кто-то читает намаз лежа в кровати.

— Мухлисову первые взыскания, за которые он понёс уголовное наказание в виде перевода на тюремные условия содержания, были за то, что он читал намаз в свободное время. В этот момент появлялся сотрудник администрации, начинал предъявлять ему какие-то требования, на которые, пока он не закончит молитву, он не может отвлекаться. Его привлекли к дисциплинарной ответственности, а потом к уголовной. Всё зависит от решения конкретного представителя администрации. Захочет он во время намаза подойти и потребовать: «Сними или одень шапку», а осуждённый в это время будет продолжать религиозный обряд, — конечно, на осуждённого будет рапорт, — говорит Жангазы Кунсеркин.

Председатель общественной наблюдательной комиссии (ОНК) по Акмолинской области Олжас Сыздыков говорит Азаттыку, что в тюрьмах, когда время молитвы наступает после отбоя, заключенным запрещают молиться, а на тех, кто будет читать намаз после этого, могут быть наложены различные виды взысканий.

— Они ссылаются на то, что, согласно уставу учреждения, у них должен быть непрерывный восьмичасовой сон и они мешают выполнением своих религиозных обрядов остальным осуждённым. Это основная их позиция. Согласно законам нашей республики, устав этого учреждения не может быть выше. Мы много раз говорили на различных уровнях, пока это так, — говорит Олжас Сыздыков.

Он также отмечает, что во всех исправительных учреждениях нет места для исполнения религиозных обрядов. Администрации тюрем ссылаются на закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», по которому в государственных учреждениях запрещено размещать молельные комнаты. По мнению Олжаса Сыздыкова, это очень спорный момент, согласно международным обязательствам Казахстана.

Прокуратура Аршалынского района Акмолинской области рассмотрела жалобу заключенного Мадана Мухлисова и дала ответ, что, согласно третьему пункту статьи 13 уголовно-исполнительного кодекса, «при отправлении религиозных обрядов должны соблюдаться правила внутреннего распорядка учреждения, исполняющего наказание».

Эти правила утвердили в министерстве внутренних дел Казахстана в ноябре 2014 года. Они гласят, что «в каждом учреждении организуется строго регламентированный распорядок дня». Этот график утверждает начальник тюрьмы «с учетом особенностей работы с тем или иным составом осуждённых, времени года и местных условий». Этим распорядком, как сообщают в прокуратуре, для заключенных предусматривается восьмичасовой сон и Мадан Мухлисов с ним ознакомлен, как и «с порядком проведения религиозных обрядов, не нарушающих распорядок дня».

В комитете по делам религий министерства по делам религий и гражданского общества Азаттыку сообщили, что «заключенным не запрещается совершать религиозные обряды, а статьей 13 Уголовно-исполнительного кодекса, осужденным гарантируется право на свободу совести и вероисповедания».

«В то же время, отправление религиозных обрядов осуществляется строго в соответствии с правилами внутреннего распорядка учреждения или органа исполняющего наказание (Приказ Министра юстиции Республики Казахстан от 11 декабря 2001 года № 148). Так, в соответствии с п. 2 статьи 9 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан „Осужденные имеют права, свободы и несут обязанности граждан Республики Казахстан с ограничениями, устанавливаемыми Конституцией, Уголовным кодексом и иными законами Республики Казахстан“», — говорится в ответе Азаттыку.

По мнению чиновников, «права и обязанности осужденных, а также ограничения их прав определяются вышеотмеченным Кодексом, исходя из порядка и условий исполнения конкретного вида наказаний и иных мер уголовно-правового воздействия». Также в комитете по делам религий говорят, что эти требования приняты на основе конституционных норм действующего законодательства Казахстана.

Получить комментарий у руководства тюрьмы в поселке Аршалы не представилось возможным.

ИСТОЧНИК:
Радио «Азаттык»
https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-tyurmy-religioznyi-obryad-zapret/28724621.html