КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Осужденный передал правозащитникам заявления и посмертное письмо, в котором указал фамилии сотрудников применявшим к нему пытки, и сказал, что смирился со всем и готов умереть, лишь бы издевательства над ним прекратились.


Данный факт был выявлен членами общественно-наблюдательной комиссии Северо - казахстанской области, в ходе мониторинга исправительного учреждения ЕС 164/3 г. Петропавловск, несмотря на учиненные препятствия со стороны администрации и сотрудников учреждения и попытку спрятать от правозащитников осужденного, который заявил о пытках.

Как рассказала информационному агентству «Кокшетау Азия» председатель ОНК Северо - казахстанской области Марина Нистолий, 3 дня администрация учреждения всеми правдами и неправдами отказывало в доступе на территорию учреждения. По данному факту, членами комиссии была подана жалоба на имя министра МВД К. Касымова.

Когда членам наблюдательной комиссии, спустя 3-е суток, все же удалось добиться разрешения на вход, отрицательное отношение сотрудников к их визиту, продолжилось уже на территории колонии. Как выяснилось позже, на то у сотрудников были свои причины, ведь в одной из камер ДИЗО они пытались скрыть от правозащитников осужденного, который в знак протеста примененным к нему пыткам, проглотил ложку, иголки и металлические крючки.

Председатель ОНК Северо-Казахстанской области Марина Нистолий: –

- Когда мы добрались до камер ДИЗО, я спросила у сопровождающего сотрудника, содержаться ли в них осужденные на данный момент и нам ответили, что камеры пустые. Но уже тогда, по поведению сотрудников было понятно, что они что-то скрывают, поэтому я изъявила желание осмотреть их. И как оказалось не зря, в камере расположенной в самом конце коридора, находился осужденный, несмотря на то, что несколько минут назад нам ответили, что там никого нет, - рассказывает Марина Нистолий.

- Когда мы попросили открыть двери чтобы поговорить с ним, нам отказали, заявив, что нет обращения от данного осужденного. Однако я настояла, что хочу проверить условия содержания и имею на это полное право. Только тогда камеру открыли, вывели осужденного в коридор, прислонив его лицом к стене, и разрешили туда войти. Когда мы осматривали камеру, в коридоре вдруг раздался непонятный шум, я быстро выбежала и увидела как сопровождавший нас оперативник, буквально навис над осужденным и что-то шептал ему на ухо с угрожающим видом.

В этот момент осужденный посмотрел на меня, и я задала ему вопрос, желает ли он поговорить с нами наедине, объяснив, что являемся правозащитниками. Он промолчал в ответ, и по его лицу было видно, что он напуган. Тогда я спросила у осужденного, боится ли он с нами разговаривать, на что все тот же оперативник возразил, почему я задаю такие вопросы. Я сказала, что вижу, что человек боится говорить в присутствии сотрудников и еще раз задала осужденному вопрос, на что он чуть слышно ответил, что хочет говорить с нами. Пока мы шли в комнату для переговоров, сразу бросилось в глаза, что каждое движение осужденному дается с трудом. Он держался за живот и еле передвигался. Оказавшись наедине, я поинтересовалась, угрожал ли ему сотрудник в камере, он ответил что угрожал.

В ходе беседы осужденный рассказал, что по прибытию в учреждение ЕС 164/3 г. Петропавловск подвергся пытками со стороны сотрудников учреждения. В знак протеста, 5 апреля он был вынужден проглотить ложку, иголки и металлические крючки. С тех пор никакой медицинской помощи ему не оказывалось. По словам осужденного, 5 и 6 апреля он сообщил прокурору 7-го управления г. Петропавловск о пытках, примененных к нему, однако никакой реакции не последовало.

Более того им было написано 14 заявлений в различные инстанции, однако ни одного исходящего по ним, ему не предоставили. Судя по всему, письма до адресатов так и не дошли.

В конце разговора осужденный передал нам заявления и посмертное письмо, в котором указал фамилии сотрудников применявшим к нему пытки, и сказал, что смирился со всем и готов умереть, лишь бы издевательства над ним прекратились. Было видно, что каждое слово осужденному дается с трудом, его руки дрожали, он постоянно держался за живот и взгляд был совершенно опустошен. На тот момент шел уже 6 день как он проглотил металлические предметы, но до сих пор никакой медицинской помощи ему не было оказано. Такое ощущение, что сотрудники только и ждут, когда он умрет.

Что произошло с нами дальше, иначе как произволом со стороны сотрудников учреждения не назовешь. Когда мы собирались выходить, в досмотровой комнате нас окружили сразу 5-6 сотрудников, которые потребовали отдать им заявления и письма, переданные осужденным, прежде чем нас выпустят. У одного из членов ОНК они отобрали личный блокнот и не отдавали, не смотря на требования вернуть личную вещь. Таким же образом заявления с письмами хотели отобрать у меня, и когда сотрудник начал приближаться ко мне всем своим видом демонстрируя решительность заполучить бумаги, я ответила, что пусть только попробует подойти, что умру тут, но заявления осужденного не отдам. Тогда они начали вызывать подмогу, хотя их уже там было 6 человек, тогда я потребовала, чтобы вызвали прокурора, если нас задержали. Нам ответили, что никто нас не задерживает, в этот момент один из сотрудников с кем-то уже консультировался по телефону. Спустя некоторое время, видимо поняв, что заявления осужденного я в любом случае не отдам, нас выпустили, не забыв потрепать нервы еще и на КПП.

Знаете, мне страшно подумать, если сотрудники учреждения ЕС 163/4 позволяют себе такое наглое и бесцеремонное отношение к правозащитникам, то, что они творят с осужденными, которые абсолютно беззащитны перед ними в четырех стенах? – задалась резонным вопросом председатель ОНК Северо-казахстанской области.

В последнее время, казахстанские правозащитники стали все чаще фиксировать жалобы на неправомерные действия сотрудников учреждения.

Региональный директор Международной тюремной реформы по Средней Азии Азамат Шамбилов считает, что на данный момент уголовно-исполнительная система Казахстана находится в глубоком кризисе и не отвечает никаким стандартам. Работа пенитенциарной системы нашей страны, не соответствует ни национальному законодательству, ни тем более международным стандартам в сфере реализации тюремного менеджмента.

Пытки, коррупция в местах лишения свободы, смерть осужденных, их необоснованные перевозки с одной колонии на другую, отсутствие коммуникации КУИС с гражданским обществом, препятствие деятельности ОНК и нападки на правозащитников только свидетельствуют о том, что тюремная система Казахстана давно нуждается в кардинальной реформе.

ИСТОЧНИК:
Kokshetau.asia
https://kokshetau.asia/proisshestviya/30325-pismo-na-krovi-dovedennyj-do-otchayaniya-osuzhdennyj-proglotil-lozhku-igolki-i-metallicheskie-kryuchki-v-kolonii-g-petropavlovska 

 

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: