КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

На днях информагентства передали, что Назарбаев отказался от референдума и даже издал по этому поводу специальный указ. Но похоже, что внимательно этот документ прочитали немногие, в результате чего произошла путаница в понятиях.


 

На днях информагентства страны передали, что Назарбаев отказался от референдума и даже издал по этому поводу специальный указ. Однако, похоже, внимательно этот документ прочитали немногие, в результате чего произошла путаница в понятиях. Мы попробовали разобраться в получившейся информационной неразберихе вместе с президентом общественного фонда «Гражданская активность» Муратбеком Кетебаевым.

 

- Муратбек Камалбаевич, как вы можете прокомментировать указ Назарбаева? Что именно сказал президент и от чего отказался?
-
 Чтобы ответить на ваш вопрос, давайте обратимся к первоисточникам. Указ от 6 января 2011 года № 1134 гласит: «В соответствии с пунктом 1 статьи 91 Конституции Республики Казахстан постановляю: 1. Отклонить предложение Парламента Республики Казахстан о вынесении на республиканский референдум изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан, инициированное Парламентом Республики Казахстан в соответствии с подпунктом 3) пункта 2 статьи 54 Конституции Республики Казахстан».
Другими словами, Назарбаев отклонил предложение Парламента провести республиканский референдум о продлении его полномочий до конца 2020 года. Но кроме этого предложения есть еще «инициатива» «инициативной» группы граждан, собравшихся в конце 2010 года в Усть-Каменогорске. И судя по прессе, сбор голосов этой группой, точнее всем государственным аппаратом, продолжается. И вскоре после 11 января Назарбаеву придется еще раз решать – проводить республиканский референдум или нет.

 

- То есть референдум все-таки будет?
- Ответить на этот вопрос может только сам Назарбаев. Боюсь, что даже его ближайшие сподвижники не знают этого. Судя по неофициальной информации из Астаны, в окружении главы государства идут ожесточенные споры, итог которых непредсказуем. Более трезвые и здравомыслящие понимают опасность проведения республиканского референдума с такой повесткой дня и пытаются остановить инициативу. Другие, назовем их «ястребами», считают, что с помощью референдума можно окончательно законсервировать нынешнюю внутриполитическую ситуацию, что лично им выгодно.
Хочу также обратить ваше внимание на то, что референдум – это не единственный способ для Назарбаева добиться желанного. Давайте снова обратимся к первоисточнику, в данном случае к пункту 1 статьи 91 Конституции Республики Казахстан, на который сослался президент в своем указе.
Вот он: «1. Изменения и дополнения в Конституцию Республики Казахстан могут быть внесены республиканским референдумом, проводимым по решению Президента  Республики,  принятым  им по собственной инициативе, предложению Парламента или  Правительства.  Проект  изменений  и дополнений в Конституцию не выносится на республиканский референдум, если Президент решит передать его на рассмотрение Парламента. Решение Парламента  принимается  в этом случае в порядке, установленном Конституцией. Если Президент Республики  отклоняет  предложение Парламента о вынесении на республиканский референдум изменений и дополнений в Конституцию, то Парламент вправе большинством не менее четырех пятых голосов от общего числа депутатов каждой из палат Парламента принять закон о внесении этих изменений и дополнений в Конституцию. В таком случае Президент Республики подписывает этот закон или выносит его на республиканский референдум, который считается состоявшимся, если в голосовании приняло участие более половины граждан Республики, имеющих право участвовать в  республиканском референдуме. Изменения и дополнения в Конституцию, вынесенные на республиканский референдум, считаются  принятыми,  если  за  них проголосовало более половины граждан, принявших участие в голосовании, не менее чем в двух третях областей, городов республиканского значения и столицы».

Я думаю, что Назарбаев, будучи опытным политиком, сейчас перебирает возможные решения, взвешивая за и против, оценивая реакцию зарубежной  и казахстанской общественности, государств – союзников, прессы и так далее. Предпочитая при этом подобно классному шулеру иметь все нужные карты и ходы под рукой. Смотрите, что получается. Отвергнув верноподданническое предложение Парламента провести республиканский референдум и получив соответствующий пи-ар эффект, поскольку в праздничной суете мало кто что понял, Назарбаев, однако не отверг идею самого референдума.
Как я уже говорил, после 11 января ему придется принимать решение по инициативе в Усть-Каменогорске. Но при этом он может отказаться от референдума, назначить его или передать решение вопроса о внесении поправок в Конституцию на рассмотрение Парламента.
В последнем случае технология уже отработана на законах о лидере нации. Парламент в единодушном порыве принимает поправки в Конституции, согласно которым полномочия первого президента продляются до конца 2020 года, Назарбаев их снова не подписывает, но и не возвращает в Парламент, после чего они автоматически вступают в действие после месяца ожидания.
По-другому варианту, Назарбаев как глава государства не сможет игнорировать «инициативу» граждан, которую «поддерживают» миллионы казахстанцев и назначает республиканский референдум с предсказуемым для авторитарной политической системы результатом. Потому что главное у нас, как говаривал известный «демократ» советских времен Иосиф Виссарионович Сталин, кто и как считает, а не кто и как голосует.
И последний вариант. Это когда Назарбаев отказывается во второй раз назначить республиканский референдум, и тогда Парламент, основываясь на пункте 1 статьи 91 Конституции, большинством не менее четырех пятых от общего числа депутатов обеих палат принимает закон о внесении соответствующих поправок в Основной закон страны. После чего Назарбаев или подписывает закон, или назначает республиканский референдум.
В общем, получается любопытная схема, в рамках которой «лидер нации» может выбирать тот или иной путь достижения искомого и желанного результата, а его оппоненты вынуждены наблюдать за всей этой антидемократической вакханалией со связанными действующим законодательством руками – они не могут позволить себе ни митингов, ни протестов, ни пикетов, ни шествий, ничего.

 

- Кое-кто из опрошенных нами политиков на западе назвал идею референдума политическим самоубийством. Вы согласны с такой формулировкой? Если да, то почему?
- Да, согласен полностью. Исторический опыт неопровержимо доказал – государственное насилие необходимо для существования государства, но не оно является главным компонентом устойчивости последнего. Должна быть еще идея, некая моральная ценность, понятная большинству и поддерживаемая им.
Вспомним историю СССР. Советский Союз держался не только благодаря плановой экономике, жесткой административной системе, репрессиям, но и потому что люди верили в коммунизм, в идею всеобщего равенства и свободы. И этого запала хватило на несколько десятилетий. Именно благодаря нему мы выдержали Великую отечественную войну, смогли восстановить разрушенное войной народное хозяйство, успешно штурмовали космос и достигли военно-стратегического равновесия с Западом. И буквально рассыпались в прах, когда вера ушла окончательно. Именно это происходит сегодня в Казахстане.
Настало время подводить итоги последних двух десятилетий. Хотя бы потому, что выросло целое поколение казахстанцев, для которых суверенитет и независимость существуют изначально. Плюс глобализация, информатизация, интернет и возмож­ность увидеть другие страны. Все это дает возможность сравнивать не только с Кыр­гызстаном или Узбекистаном, но и Прибалтикой, Польшей, не говоря уже о Западной Европе или США. И сравнение это не в нашу пользу, причем по всей вертикали жизни – от быта до политического устройства, от личной безопасности до ощу­щения стабильности в целом.
Более того, процесс потери веры в последние годы нарастает не только благодаря финансово-экономическому кризису, усталости общества, промахам власти, но и действиям самого Назарбаева. Ведь обратной стороной культа личности является то, что с первым президентом связывают не только все хорошее, но и все плохое.

К тому же заметно ухудшилось качество госаппарата и эффективность его работы, усилился раздрай в элите, появилось много негативной информации и про самого президента, и про его родственников, и про ближайшее окружение. И самое главное – социальное расслоение достигло такого размаха, что ни замаскировать, ни сгладить его невозможно.
В результате, начиная с 2000 года, в стране наблюдается усиление реакционных тенденций, предпринимаются попытки законсервировать политическую систему. Попытка здоровых сил общества осенью 2001 года остановить скатывание страны в авторитаризм, я имею в виду создание «Демократического выбора Казахстана» потерпела поражение.
Затем был экономический подъем, вызванный ростом мировых цен на углеводороды и другие товары традиционного казахстанского экспорта, а также пузырем на  рынке недвижимости, который отвлек внимание от проблем в политической сфере, но как только подъем закончился нашим собственным финансово-экономическим кризисом, все вернулось на круги своя.
Так что нынешние проблемы страны и проблемы Назарбаева начались не сегодня, а лет десять назад. Ответом Назарбаева на все это были концентрации государственной власти в своих руках, культ личности, всевозможное ограничение гражданских прав и свобод. Поправки в Конституцию 2007 года, законы о лидере нации и предстоящий республиканский референдум о продлении полномочий до 2020 года – это лишь самые яркие этапы в процессе бронзовения политической системы и лично елбасы.

.

- Не могли вы тогда перечислить и проанализировать причины, по которым власти жизненно важно пойти на продление полномочий Назарбаева до 2020 года?
- Вообще-то это тема отдельного интервью, поэтому скажу тезисами.
Во-первых, поскольку власть и государство в Казахстане персонализированы, неразрывно связаны с Назарбаевым, то нужно учитывать его личные страхи и опасения. Например, что когда-нибудь у него или его потомков могут спросить, откуда дровишки или потребуют объясниться за содеянное.
Так вот, подготовка к проведению республиканского референдума означает, что Назарбаев боится прямой и открытой конкуренции даже в условиях, когда он полностью контролирует госаппарат, информационное пространство и бюджет. И чтобы ни говорили Ертысбаев и прочие «соловьи», это доказанный факт. Тем более что предложить людям Назарбаеву нечего, кроме себя в качестве национальной идеи, все остальные варианты уже провалились.
Во-вторых, в стране начался неуправляемый рост цен, инфляция. В развитых государствах благодаря тому, что предложение товаров, работ и услуг превышает платежеспособный спрос, а производители имеют резерв мощностей, проблемы вроде неурожая, дефицита сырья и так далее быстро разрешаются и рост потребительских цен минимален, а во время кризиса даже наблюдалась падение цен, дефляция.
В Казахстане производители задавлены государством во всех его проявлениях и просто не способны покрыть дефицит, тем более в короткое время и по приемлемым ценам. В результате вместе с товарами народного потребления мы импортируем инфляцию и будем это делать всегда, пока сохраняется нынешняя политическая система. Похоже, что готовя республиканский референдум весной этого года, Назарбаев хочет продлить свои полномочия раньше, чем люди начнут спрашивать, кто виноват в инфляции, которая всегда есть налог на бедных.
В-третьих, республиканский референдум – это ответ Назарбаева на вопрос, который больше всего раскалывает казахстанскую элиту: кто будет преемником «лидера нации»? Понятно, что ответ неполный, временный, но другого у президента нет и быть не может. Ведь как только появляется преемник, значит, появляется второй центр власти и соответственно элита начинается раскалываться на «за» и «против».
Плюс согласно не писанной казахстанской Конституции вся власть должна быть в руках у одного человека, и поскольку большие деньги дают большую власть, они во всех своих формах должны быть подконтрольны ноль первому лицу. Но если «ноль первый» упускает государственную власть из своих рук, пусть даже по  половинчатому российскому сценарию, у «ноль второго» волей-неволей появляется искус восстановить справедливость и перебалансировать большие деньги в свою сторону. А если он сам до этого не додумается, то его клан подскажет ему это и потребует жтого.
И в-четвертых, мне кажется, что подмена президентских выборов республиканским референдумом – это часть процесса сакрализации Назарбаева, превращения его то ли в Бога, то ли в Героя. И это, судя по урокам истории, нужно не только ему самому, но и политическим пигмеям из его окружения – ведь именно так им удобнее всего при жизни Назарбаева править от его имени, а после смерти Назарбаева стать служителями его культа и преемниками во власти.

 

- Как, вы думаете, будет проходить референдум? И какую тактику следует выбрать оппозиции, если она хочет сорвать референдум? И получится ли это у нее?
-
 Если президент решится на республиканский референдум, то проходить он будет по стандартной технологии, под жестким контролем администрации президента и при широкомасштабном давлении госаппарата.
По неофициальной информации, Астану сегодня больше всего беспокоит явка избирателей. Поэтому для оппозиции будет логично призывать граждан игнорировать референдум, вообще не ходить на него. Например, под лозунгом: «Если ты за Конституцию, то не участвуй в референдуме за ее изменение» или «Нет изменению Конституции». Но это мое мнение.
Понятно, что с технической точки зрения это ничего не изменит – явку как обычно нарисуют, нужное количество бюллетеней в поддержку продления полномочий Назарбаева до 2020 года накидают. Но поскольку это будет делаться в любом случае, даже если значимое количество не согласных придут на избирательные участки, и проголосуют против, то оппозиция ничего не теряет. Легче убеждать граждан не ходить, чем ходить и голосовать «против» – это вытекает из нашего менталитета.

Я также хотел обратить внимание на следующий любопытный момент. Так называемая «усть-каменогорская» инициатива родилась за неделю до конца 2010 года и должна по расчетам ее официальных спикеров завершиться к 11 января 2011 года. И, похоже, это не случайность, а расчет. Расчет на использование в свою пользу информационного «мертвого» сезона, на то, что зарубежная и казахстанская общественность, дипломатические ведомства иностранных государств, СМИ проспят, прохлопают инициативу по законодательному продлению полномочий Назарбаева.

Частично так и получилось, успели отреагировать только американцы, но информационный выигрыш обернется в недалеком будущем большим политическим проигрышем. Подобная тактика свидетельствует о слабости и страхах Назарбаева и его команды не меньше, чем их же действия по тюремной изоляции оппонентов из демократического лагеря и уничтожению независимых казахстанских СМИ и интер­нет-ресурсов.
Следовательно, активное противодействие референдуму, на которые Астана неизбежно ответит полицейскими репрессиями, силовым давлением – по-иному сегодня там уже не умеют и не могут, может коренным образом изменить отношение к Назар­баеву и его режиму за рубежом. Точно так же, как разгон оппозиции в Минске изменил отношение к другому национальному лидеру – Александру Лукашенко.
А это для Назарбаева, учитывая, что мы давно стали сырьевым придатком развитых стран, смерти подобно. Западным государствам не нужно будет даже запрещать въезд самым одиозным деятелям политического режима или вводить экономические санкции – достаточно будет внимательно присмотреться к денежным счетам, недвижимости и прочим активам, принадлежащим казахстанской элите, и начать задавать законные вопросы насчет законности происхождения и правильности уплаты налогов.

 

- В связи с инициативой референдума в стране усугубились "отъездные" настроения – люди считают, что на демократических процессах ставится крест и дальше уже будет только хуже. Вы с этим согласны?
-
 С тем, что будет только хуже, я согласен. И что «отъездные настроения» усилились, тоже заметно. Почему? Потому что страна не просто консервируется в своей политической отсталости, она активно идет назад, в прошлое. Сегодня мы на этапе «дорогого и любимого Леонида Ильича Брежнева», но скоро добредем до отца народов Иосифа Виссарионовича Сталина с его образцовой Конституцией 1936 года и массовыми репрессиями против инакомыслящих.
На житейском, обыденном уровне причина заключается в том, что люди не видят перспективы ни для себя, ни, главное, для своих детей. Но как с этим бороться и надо ли бороться, я не знаю. Не секрет, что за последние двадцать лет в Казахстане резко ухудшилось качество населения. Не в том смысле, что люди стали хуже, просто в силу многих причин, которые нет смысла перечислять, они стали в среднем менее образованными, менее профессиональными, менее самостоятельными.

И что ужасно, практически перестали работать социальные лестницы – теперь молодому человеку из села получить хорошее образование, работу, сделать карьеру думаю в сто раз тяжелее, чем тридцать или сорок лет назад. Соответственно социальное расслоение будет только усиливаться, а Казахстан превращаться в цент­ра­льно-азиатскую «банановую республику».
Вот, кстати, как их определяет «Википедия»: «В современном языке выражение «банановая республика» означает страну с продажным правительством, разрушенной экономикой, большим внешним долгом, коррупцией и взяточничеством чиновников, низкой оплатой труда и большим процентом населения живущего за чертой бедности». Не правда ли, очень похоже?

 

- Так что же все-таки дальше ждать - оппозиционным политикам, независимой прессе, гражданскому обществу? И что делать – смириться и уезжать или...?
- Каждый выбирает свой путь. Трагедия Казахстана заключается в том, что Назарбаев как глава государства не смог сделать так, чтобы путь казахстанцев был общим. Он слишком польстился на преимущества, льготы, привилегии которые ему дала верховная и неограниченная власть, и потерял шанс войти в истории первостроителем казахстанской государственности. И это его путь и его выбор.

 

Беседовал Нурахмет КЕНЖЕЕВ

 

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: